Рожать, нельзя помиловать: что такое репродуктивное насилие

Блогер Ника Исаева (@inchiostro_oceano) — о том, как в XXI веке мы все еще не отстояли право на свое собственное тело и как наша способность к рождению потомства оказывается под контролем других людей.

Наряду с другими видами насилия над женщиной термин «репродуктивное насилие» в обществе вызывает глумливую ухмылку. А как же иначе, ведь женщина известна своим умением «самоопыляться» за счет доверчивых мужчин с целью брака или получения алиментов. Впрочем, как и своей способностью спровоцировать самого благопристойного мужчину на изнасилование или же принудить своего добропорядочного мужа избить ее до полусмерти. Вот она, дьявольская натура женщины. Возможно, инквизиция была права.


Но пока нас не сожгли на костре общественного возмущения, давайте разберемся — тварь ли я, дрожащая от окрика «Рожай, кому говорят!», или право имею?

Вообще, репродуктивное насилие, то есть принуждение женщин к беременности, скрывается за множеством масок. Начнем, пожалуй, с самой значительной. С государства.

Печально известно его непосредственное участие в гибели и растерзании тысяч женщин в результате нелегальных абортов, потому как легальные были запрещены и строго наказуемы. Памятуя о том, что женщина воспроизводит не абы кого, а будущих налогоплательщиков, государство не раз выбирало политику репродуктивного насилия в масштабах целой страны. И последствия этого всегда были ужасающими.

Социум и кузькина мать

Современное общество использует репродуктивное насилие весьма охотно. Прежде всего, это негласное порицание женщин, решивших не рожать или отложить материнство «на потом». Извечный, стадный страх перед инакомыслящими здесь работает на полную катушку.

Женщину, избравшую не связанный с материнством жизненный путь, уличают во всех смертных грехах. В лучшем случае принимаются притворно жалеть как убогую и болезную. И многих разумных женщин такое отношение просто сломало. Они изменили своим мечтам и забеременели, не способные вынести постоянного давления. Принесло ли им это счастье — науке неизвестно.

По воле клана

Круг родственников, как властная община, самовольно захватил полномочия решать, когда молодой женщине рожать первенца, как скоро — второго и нужно ли рожать третьего. Это может показаться пустяком, но по рассказам многих женщин, такой прессинг похож на классическое репродуктивное насилие. Только осуществляется оно не физическими методами, а психологическими.


И, чем ближе женщина с родственниками, тем труднее ей такому насилию сопротивляться. Ведь вслед за «невинными» шутками и бестактными расспросами непременно идет тяжелая артиллерия. Родственники наседают на мужа женщины, пытаясь дискредитировать его мужские качества, туманно намекают, что в долю на наследство войдут только многодетные, пускают слезу и трубно сморкаются в носовой платок, причитая, что де не видать им внуков. И так далее, и тому подобное.

Сценариев семейных мыльных опер — великое множество. Но финал нередко плачевен. Решение рожать принимается женщиной не по доброй воле, а из-за морального истощения или навязанного чувства вины.

Приказано рожать!

Репродуктивное насилие или репродуктивное принуждение на уровне семьи выявить, а уж тем более доказать, крайне сложно. Чаще всего его беспощадными подельниками становятся сексуальное и домашнее насилие. Изнасиловать жену, чтобы получить наследника, в рамках законного брака — легко и просто. И главное, в большинстве случаев проходит безнаказанно.

Конечно, избиение и угрозы, к которым прибегают мужчины для полного контроля над женщиной, — слишком очевидные методы. Здесь, грубо говоря, можно и на правосудие нарваться.

Другое дело — методы скрытые. Их, кстати, множество:

Психологическое давление.  Женщина, для которой муж — господин и повелитель, легко поддается влиянию. Но и эмансипированной барышне может быть нелегко, когда благоверный преподносит все мягко и заботливо.
«А вот если бы ты меня любила, ты бы родила», «Зачем мы тогда вообще поженились?», «Мои родители тебя так любят, все спрашивают, когда мы им внука подарим»… Эти «милые» фразы — не более, чем скрытое принуждение, попытка насильственно изменить решение женщины. И за этим нередко следует эмоциональный шантаж.

Саботаж контрацепции. Партизанская война, которую начинают вести мужчины, подменяя противозачаточные таблетки своих партнерш или отказываясь от контрацепции вовсе, это тоже — самое настоящее репродуктивное насилие. Известны случаи, когда муж, обманом оплодотворив свою жену, потом принуждал ее сделать аборт. Такие вот кровавые игры искалеченной психики.


Экономическое ограничение. В нашей стране такая ситуация, к сожалению, очень распространена. Особенно в тех семьях, где уже есть ребенок, а женщина не работает. Заставляя жену родить еще одного ребенка, муж может не давать денег на контрацептивы и урезать расходы на личные нужды жены. Ведь так приятно быть в своей семье идейным вождем и карателем.

Горькая ирония заключается в том, что, когда дело не дошло еще до изнасилований и рукоприкладства, женщины могут даже умиляться такому «рвению» своих чадолюбивых мужей.

Но, зачастую, ребенок как таковой — вовсе не главная цель репродуктивного насильника. Это, по сути, проявление радикального мужского шовинизма и сексизма и желание полностью подчинить женщину себе. Или же — подачка своему неполноценному эго.

Если ситуация дошла до физического и сексуального насилия, все очевидно: бейте во все колокола, не бойтесь говорить об этом, заявите в полицию, а главное — наберитесь храбрости и бегите, спасая жизнь себе и своим детям.

А если репродуктивное насилие проявляется более «щадяще»? Все равно не молчите и не притворяйтесь, что все хорошо!


Идти на поводу у репродуктивного насильника ради сохранения брака — это путь в никуда. Нельзя жертвовать свободой воли, телом и душой, чтобы оставить при себе пресловутый штамп в паспорте и статус «счастливая жена».

COM_SPPAGEBUILDER_NO_ITEMS_FOUND